success closed Loading...

Великое... выселение?

Константин Леонтьев | Число статей: 1

datetime27.11.2017 15:24 visitor

Миграционный кризис в Европе далек от своего завершения. Уже ясно, что он полностью вписывается в логику событий, разворачивающихся в ЕС с августа 2015 года. Прибытие сотен тысяч мигрантов выявило непрочность существующей европейской конструкции, в рамках которой одна страна (в 2015 году это была Германия) может принять решение, качественно меняющее внутреннюю обстановку во всем объединении.

Для всего романского племени Европы не будет другого исхода, как постепенное выселение. 

Всё более и более угасающие надежды, утрата славы, всё более и более слабеющая возможность охранительной реакции, безверие, возведённое в государственный догмат и, быть может, вещественное разрушение великих столиц керосином и динамитом, что при нынешних средствах разрушения гораздо легче и скорее можно осуществить, чем во времена вандалов. Варвары разрушали, так сказать, только по страсти, у нынешних эти страсти оправданы их разумом, поддержаны теорией, сознательной системой разрушения... 

Вот что, не только по моему мнению, а по мнению очень многих людей весьма различного направления, может ожидать теперь Европу. Богатство нации одно только само по себе менее всего может спасти нацию от политической гибели. Внутри все признаки разложения, а извне - неизбежное при таких условиях давление. Романцы выселяются и смешиваются с неграми, Париж разрушен и, быть может, наконец покинут, как покинуты были столькие столицы древности; германцы, отчасти тоже выселяющиеся, отчасти теснимые с Востока, придвигаются всё ближе и ближе к Атлантическому приморью, смешиваясь теснее прежнего с остатками романского племени... Неужели это одно, уже само по себе взятое, не есть именно то, что называется разрушением прежних государств и падением прежней культуры? 

Если и это не гибель, если и это не уничтожение, если это не перерождение даже и племенное, этнографическое, то я должен сознаться, что я ничего не понимаю! 

А разве и то и другое не предчувствуется неким общим даже историческим инстинктом? Везде, во всех странах теперь многие этого крайне опасаются, и многие этого крайне желают.

«Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения», 1888 г.