success closed Loading...

Почему в Белом Доме «наезжают» на Эрдогана: МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Отношения Вашингтона и Анкары в последнее время обострились. В начале августа минфин США ввел санкции против главы минюста Турции Абдулахмита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обвинив их в "серьезных нарушениях прав человека".

В пятницу президент США Дональд Трамп заявил, что санкционировал повышение вдвое пошлин на алюминий и сталь из Турции — до 20% и 50% соответственно. Такое решение вызвало обвал турецкой лиры до исторического минимума. При этом в Белом доме сообщают, что такой шаг не связан с "торговыми и иными вопросами".

Турция, в свою очередь, в ответ на санкции США резко повысила пошлины на ряд американских товаров. В частности, повышены пошлины на импортируемые из США табачные изделия на 60%, алкоголь на 140%, автомобили до 120%, косметические изделия до 60%, рис на 50%, фрукты на 20%.

Стратег и психопортретолог, председатель центра психопортретологии и политического анализа, лидер движения славяно-тюркского единения Адгезал Мамедов прокомментировал сложившуюся ситуация в беседе с Enter.News. 

"Разыгрывая в эти дни долларовую карту, вашингтонские стратеги стремятся сформировать некий альянс, нацеленный против России, Ирана и Китая. Впоследствии к этому списку в Вашингтоне подключили и Турцию. Многим аналитикам понятно, что нынешние разногласия ничуть не связаны с пойманным разведчиком ЦРУ (под образом священника) в турецком городе Измире. Да, сегодня  Турция создает новую модель самодостаточного государства, которую следует воспринимать спокойно, как структуру новой крупной, успешной державы, которая готова отстаивать свои интересы. Бурное экономическое развитие Турции в течение последнего десятилетия и укрепление международной позиции этой страны привели к расширению в географическом плане ее влияния.

Вот в этом ракурсе становится явным, почему военно-стратегический партнер по НАТО, добавил к этому списку Турцию.

Вашингтон много раз предлагал Анкаре усилить и перестроить работу как профильных организаций, так и «знаковых» представителей тюркского мира по следующим направлениям:

1) принять все меры к тому, чтобы в ближайшее время объединить неправительственные организации тюркоязычных стран, усилив их деятельность по борьбе с продвигаемыми Россией евразийскими интеграционными проектами;

2) добиться укрепления руководства тюркоязычных республик за счет проамериканской части истеблишмента, способной реализовать мероприятия, необходимые для повышения авторитета и влияния США среди национальной интеллигенции и социально активных граждан;

3) дать указания дипломатическим работникам занять более решительную позицию в отношении пророссийских сил в странах пребывания с целью их вытеснения с политической арены;

4) повысить роль и авторитет проамериканских элементов, добившись (в идеале) такого положения дел, чтобы ни одно административное или иное мероприятие, проводимое властями того или иного государства, не затрагивало интересов США;

5) особое внимание обратить на возможные (в том числе весьма осторожные) формы и методы, направленные на усиление работы среди верующих.

Вот в этом контексте тюркский фактор во все времена и при всех изменениях сохраняет свою сущность как инструмент рычага давления. Если учитывать, что большинство населения Кавказа, Ирана, Средней и Малой Азии - это тюркоязычные народы с большим количеством населения, то актуальность изучения этого фактора возрастает.

Вот поэтому уже стало известно, что в рамках саммита G-20  Вашингтон озвучивал свою заинтересованность в разыгрывании тюркского фактора как элемента рычага давления на Россию, а если будет необходимость - и против властей в Тегеране. На иранском примере, по мнению Вашингтона, все зависит от "поведения" тегеранских властей. Во всяком случае, сегодня прослеживается то, что тюркоязчные местности с соответствующим многомиллионным населением (насчитывается примерно 40 миллионов тюркоязчных народов) в составе Ирана устраивают всех и мировых и региональных игроков. Главная причина такого лояльного отношения к Тегерану связана с договоренностями стран "шестерки". Согласно договору, США и Европейский союз обязались отменить санкции, введённые в ответ на деятельность Ирана в рамках ядерной программы.

Отметим, что соглашение между странами "шестёрки" и Ираном расценивается неоднозначно. Вывод иранской нефти на мировой рынок приведёт к стремительному падению цен на нефть, экономическому ослаблению стран, доходы которых зависят от нефти.

Конечно, соглашение с " шестёркой" является весьма значительным событием с точки зрения экономического развития страны. Но здесь присутствуют геополитические факторы. Конечно же, имеются интересы другой стороны, в частности Запада и США.

Одной из целей США и стран Запада при проведении политики эмбарго по отношению к России является снижение цен на нефть и нефтепродукты, поставляемые в Европу. Именно эти продукты играют важную роль при формировании бюджета России. Обесценивание нефти на мировом рынке в первую очередь серьёзно бьет по российской экономике. Большая ответственность лежит на Саудовской Аравии, которая под диктовку США увеличивает добычу нефти, чтобы нейтрализовать сближение Вашингтона и его союзников  с Тегераном. Поэтому США оказывают давление на Саудовскую Аравию по вопросу увеличения добычи. В результате цена на нефть на мировом рынке уменьшится.

В результате понижения цен на нефть в России будет наблюдаться спад доходов от экспорта нефти и других углеводородных продуктов. Цель США заключается в том, чтобы "сломать" экономику России и начать диктовать ей свои политические взгляды.

Вторым фактором являются геополитические интересы. Иран проводит прошиитскую политику в регионе и поддерживает "Хезболлах", "Хамас" и алавитское (очень близкая ветвь к шиизму - автор) меньшинство в Сирии во главе с Башаром Асадом. Несмотря на все это, в Белом доме не принимали действий в отношении Тегерана. Но Вашингтон неминуемо начинает проводить более активную политику в отношении Ирана. Вот поэтому в США еще раз обратили свои взоры к тюркскому фактору. И надо учесть тот факт, что активное участие в этих вопросах возлагается не на Азербайджан, а на Турцию.

Вот в это время сближение Турции с Шанхайской организацией сотрудничества конкретно не отвечает американским «вызовам» в этом регионе.

Но ситуация особенно обострилась на сирийском театре военных действий, интересы США и Турции столкнулись. Турция открыто поддерживает сирийских тюрков (англичане называли их туркменами, численность примерно 3,8 млн., что составляет 17 процентов населения Сирии) против Дамаска, вот в этом Анкару Вашингтон не поддерживал. Вот поэтому для вашингтонских стратегов сегодня тюркский фактор нужен только инструментом противодействия России и Ирану, учитывая вовлеченности этих стран в сирийский конфликт.

На таком ближневосточном фоне и на Южном Кавказе, и в тюркских государствах Центральной Азии происходит активизация столкновения интересов. Разумеется, здесь в основном доминируют три региональные державы - Россия, Китай и Турция.

В последнее время активизировался Казахстан, астанинские деятели тоже хотят играть в тюркском поле, но пока безуспешно.

Потому что пока у Астаны реальной политики насчет этого нет, но даже при отсутствии серьезных намерений и даже при самых дружественных отношениях к России, естественные интересы как у тюркского государства в тюркском мире есть и у Казахстана, и они будут их развивать в любом случае.

Географическое расположение Казахстана тесно связывает его с тюркским миром. Он же во многом определяет происходящие там процессы, и сам от них зависит. Поэтому вовлеченность Казахстана в эти дела неизбежна.

Не случайно, что именно турецкие официальные каналы через Нурсултана Назарбаева начали проявлять свою заинтересованность в Таможенном союзе. Российский аналитик В.Лепехин в своей статье "Укрепление ЕАЭС как способ выживания", говоря о мотиве Казахстана в этом посредничестве, очень правильно отмечает: "Если для Москвы евразийский проект - это восстановление своего влияния в странах, вовлечённых в русскую историю, то Астане в интеграции нужен равновесный тюркский компонент. Иначе националисты рано или поздно сыграют на противопоставлении славянского и тюркского, а затем с антироссийской риторикой займутся выводом Казахстана из состава ТС".

Но здесь  опасный момент содержит политика Китая.

В Китае издаются такие аналитические обзоры, в которых говорится, что Пекин должен активно, с помощью своей армии и флота, обеспечить свою экономическую мощь по всему миру.

В этих обзорах отмечается, что китайская армия должна активно включиться в борьбу за мировые ресурсы. И что получается из этого? Китай за счет разногласий России с США получает для себя выгодные условия для расширения влияния в регионе.

После прихода к власти Шавката Мирзиёева Узбекистан стал одним из ярких проводников политики, направленной на сближение народов на Евразийском пространстве. Мирзиёев смог объединить регион дружественными узлами. Цифры тому подтверждение. Товарооборот между странами ЦА вырос в несколько раз всего за 2 года. 

Наши страны и народы в евразийском пространстве тесно связаны между собой государственными, политическими, культурными, гуманитарными связями, человеческими узами. У этих связей – вековые исторические корни и традиции, которые поддерживаются нашими народами и на современном этапе. Важно видеть будущее в единстве, в согласии разных уникальных культур, основанном на диалоге и сотрудничестве. Мы убеждены, что в основе благополучия лежат взаимопонимание и добрососедские отношения наших народов, имеющих богатую историю совместного проживания. Мы должны двигаться своим путем в направлении славяно-тюркского единства!"

 



САМОЕ ЧИТАЕМОЕ ЗА НЕДЕЛЮ